КритЧасть 5Санторини yarkaya

Крит|Часть 5|Санторини

Написать про Санторини не соберусь уже второй день. Я ждала этой поездки, как никакой другой. Санторини было одной из моих мотиваций выбрать именно Крит, и вообще — я же вышила его ДВАЖДЫ. Два раза, ага. О чем тут может быть речь. И эти бесконечные, бесконечные фотографии — электрически-голубое море, вырвиглаз-синее небо, бирюзово, умри, синие крыши белоснежно-блескучих домов. Санторини, ага. Все говорят о Санторини, фотографируют Санторини. Надо ехать, однозначно. Теперь, когда мы уже вернулись, все спрашивают только о Санторини, рассказывают, как были там, из всех фотографий больше всего ахают именно от санторинских фоток.

Что мы едем на Санторини, было ясно с самого начала, даже деньги отдельно отложили. Агент сказала, чтобы мы не маялись дурью, а сразу же шли на улицу покупать тот же самый тур. Узнав, что у принимающей стороны это стоит 115 евро, а на улице 99, мы сразу же решили вопрос. К слову, туда ходят всего четыре парома, на каждом не больше 450 мест, поэтому лучше брать поездку заранее — свободных мест просто может не быть. Главное — уточнить, что этот паром идет два часа, а не четыре. Там и за два загнуться можно — сидишь как в автобусе, в большом зале, смотришь один и тот же ролик про Санторини под звуки, черт побери, В воскресенье нельзя, а на палубе очень сильный ветер и брызгает солью. Принимающая сторона продает билеты в точно тот же самый автобус, мы специально уточнили это у двух латышек, сидевших с нами рядом.

По прибытию на остров выбежали вниз на пристань, где стояла Куча Чадящих Автобусов с табличками English, Russian, Francais и так далее. Нас поманил молодой (и нереально, н е р е а л ь н о красивый) парень в автобус Russian-English, мы послушались и уже через три минуты поехали. Дорога там — все критские серпантины отдыхают. Когда еще подплываешь к острову на пароме, то видно, как по абсолютно отвесной красно-черной каменной стене зигзагами ползут наверх огромные автобусы. Поднимаясь наверх и каким-то непостижимым образом разьезжаясь с таким же автобусом, ползущим вниз, просто невозможно не закрывать глаза от ужаса, смотришь, а там далеко-далеко вниз и. ничего!!

Наш гид Денис заслуживал отдельного абзаца (кроме своей неземной красоты, конечно). Этнический грек, вывезенный родителями из Москвы в возрасте трех лет, по-русски говорил с сильнейшим украинским акцентом, особенно налегая на фрикативное Г. Откуда-то, может из греческого, он подцепил словом-паразитом дамы и господа (дамэээээххаспааада), с которого начинал буквально каждое предложение и, если оно было длиннее трех слов, вставлял еще раза два. Наверное, это у него . твою мать такое. С учетом того, что он не мог произнести остров Санторини, не наградив его двумя-тремя эпитетами — из-за суеверия, что ли, звучало это так:

Дамэээхасспада. на нашем замечательном, традиционном и чудесном острове Санторини вы можете видеть такие вот виноградники, дамэээхаспада. Они, как вы видите, вкопаны в землю на два метра, дамээхаспада. для того, чтобы их не побило ветрами, которые постоянно дуют на нашем великолепном, прекрасном острове Санторини, дамэээхаспада. Ladies and gentlemen. on our beautiful, traditional and wonderful island.

Тур по острову включал три остановки. Первая — Пиргос, Белый Городок ТМ, когда туристов из всех автобусов (много автобусов разом) выгнали кучей и повели по узкой, обнесенной белыми стенами улице — как по коридору, наверх, в самую высокую точку города-крепости, где наверху церковь. Потом вниз. Всё вместе заняло сорок минут.

Следующая, и главная остановка — Ия. Самый санторинский прописной городок, честно, я даже нашла там панораму, с которой сделали мою первую санторинскую вышивку. Там просто выпустили на два часа. И тут-то и стало ясно то, чего не увидишь по обалденным, бело-голубым фотографиям. И не прочтешь в путеводителях. На фотографиях или вообще нет людей, или один фотографируемый на фоне. Путеводитель вторит — безмятежная тишина. покой и тайны узеньких улочек. .

Ага, щас. Безмятежные узкие улочки набиты туристами ТАК, что невозможно раздвинуть локти. Гомонят итальянцы, громко созывают свои стада экскурсоводы. На каждое красивое место очередь фотографироваться, проскакивать надо быстро — ты попадаешь в чей-нибудь кадр. И жара. Так жарко, как в тот день, не было на Крите больше ни разу. В автобусе термометр показывал +32, на самом деле казалось гораздо жарче — каменный, без зелени, город, открытое пространство, и солнце жарит — до кружения головы и темноты в глазах. Спасались мы только в маленьких супермаркетах, возле кондиционеров и холодильников. Потребление жидкости на двоих за день составило 5.5 литра (в том числе и офигенный греческий дынно-виноградный сок, на вкус как жвачка бомбибом из детства).

Последняя остановка нашей экскурсии — столица острова, Фира. Тот же формат Белого Городка ТМ, только чуть крупнее — кружевная католическая колокольня, большой собор с галереей (из 356 церквей острова 70% частные, формата у себя на участке вместо сарая я построил белый сарай с крестом и колоколом).

Бесконечные магазины — ювелирные и художественные галереи, гораздо больше эксклюзива, чем в других местах. И опять — люди и жара, люди и жара. Всё уже сказано на фотографиях, виденных до приезда. Там больше ничего нет, кроме фотографий, остров просто не оставил мне пространства для какой-то собственной оценки его. Приезжаешь домой, смотришь на уже свои фотографии, и думаешь — это потрясающе, это не сравнится ни с чем, это уникально. А когда там, просто не чувствуешь этого.

Туристам одного дня, как мы, оказывается, не показывают очень многого — церкви, уходящей под землю на двадцать метров вниз, черных пляжей, горячих источников и главное — древнего города Акротири, который был засыпан пеплом и лавой, как Помпеи, и где всё так и осталось, как в момент извержения вулкана — мебель, утварь, фрески. Для этого нужен целый день, вообще нужно несколько дней — сходить туда, сьездить на вулкан. И чтобы туристов не было, хотя это, наверное, нереально.

На самом деле все-таки была одна глубоко поразившая меня там вещь. Путеводитель очень подробно описывал силу извержения вулкана 1500 лет до нашей эры. От него море покрылось лавой и пемзой на много сотен километров вокруг, а цунами, поднявшееся от него, было выше гор. Меньше чем за сутки оно достигло Крита и быстро, как щелчок пальцев, порешало вопрос с великой минойской цивилизацией. Хлоп — и нету. Санторини тогда был целым большим островом, из его середины вырвался гигантский кусок, взлетел в воздух и затонул на глубину 300 метров, сформировав три отдельных острова (Фира, Андронисси и Фирасья) и залив между ними — кальдеру. Еще ужаснее представлять, на каком сейсмоактивном месте это все стоит! По-мелкому землетрясяет там раз в пару месяцев, встречаются качки и посильнее. В пятидесятых годах двадцатого века тряхануло так, что скинуло в море крепость и церковь на острове Андронисси и большую часть бело-голубых домиков. Шум вокруг землетрясения, как говорят местные жители, привлек огромное внимание всего мира и положил начало всему туризму. Думается, если еще раз тряханет хотя бы также сильно (а не так, как 1500 лет до нашей эры), то все бело-голубые красоты разом ссыплются в море. Мрачновато как-то.

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.